История


Вторая половина XVII в. для Тюмени является чрезвычайно важным периодом в развитии каменного строительства.

В книге “Тюмень архитектурная” изображена гравюра “Панорама Тюмени”,

относящаяся к 1733 г., где в Заречной части показана деревянная церковь с двумя колокольнями. Можно предполагать, что она находилась на том самом месте, где теперь располагается каменный храм.

Само молитвенное 2-х этажное здание, с классическим типом трапезной церкви, являлось в тот период одним из крупных культовых объектов города. Б. А. Жученко и С.П. Заварихин так охарактеризовали архитектурное значение храма: “Церковь играла очень важную роль в структуре тюменской застройки, вовлекая левый берег в организованное пространство прибрежной панорамы и образуя вместе с Благовещенской церковью своеобразные речные ворота. Градостроительный эффект этой композиции трудно переоценить, учитывая ту роль, которую играла Тура в жизни города”.  Расположенная на низком левом берегу Туры, посреди бывшей татаро-бухарской слободы, Вознесенская церковь, обращенная к реке колокольней, и стоящий напротив, у самого обрыва реки, Благовещенский храм вместе составляли как бы белокаменные речные ворота Тюмени.

Что касается архитектурного вида Вознесенской церкви, то, пожалуй, более выразительно описывают ее архитекторы Б.А. Жученко и С.П. Заварихин в книге “Тюмень архитектурная”: “Первый в Тюмени двухэтажный храм являл собой классический тип трапезной церкви. Уменьшаясь размерами в гармоничной пропорции, сомкнуты друг с другом объем храма (размеры в плане 11,7×12,1), трапезной и притвора-колокольни… Притвор и главное помещение слегка вытянуты вдоль продольной оси, зато трапезная строго квадратная.

Кубический храм имеет коробовые сводчатые междуэтажные перекрытия и сомкнутый восьмигранный свод в качестве покрытия. На него установлен световой барабан, а сам свод опирается на ступенчатые прямолинейные паруса. Алтарные пространства перекрыты гранеными полусомкнутыми сводами, зимняя трапезная имеет коробовые сводчатые покрытия. Ярусы колокольни перекрыты плоскими конструкциями. Сама колокольня относится к типу “восьмерик на четверике”. Алтарь, храм и трапезная имеют одноглавые верха, установленные на высокие барабаны, из которых центральный – световой.

В интерьере второго этажа (летняя церковь) доминирует двухсветный храм, открывающийся в алтарь и трапезную широкими арочными проемами”.

Первыми документами, которыми мы располагаем в отношении Вознесенской церкви, были замечания архитектора А. Суворова, который, находясь в Тюмени в 1840-х годах, обратил свое пристальное внимание на аварийное состояние двух, между собой похожих как в основании, так и в размерах, колоколен Воскресенской* и Вознесенской церквей. Он отмечал: “Имея значительную высоту двух указанных колоколен, которые с годами приобретают постепенное падение на запад, где впоследствии в их стенах образовались серьезные трещины. Естественно, невмешательство может причинить в дальнейшем серьезные последствия для этих церквей. Вероятно, только в уменьшении их высоты можно облегчить тяжесть для фундамента и остановить их падение и к тому же они приобретут благовидную наружность верхней части”.

В 1840-м году благочинным тюменских церквей Л. Слопцовым были направлены церковным старостам Вознесенского и Воскресенского приходов копии резолюций, а также чертежи на проведение восстановительных работ. Вероятно, предписание благочинного было исполнено, т.к. в копиях указов Синода Тобольской Духовной Консистории к Тюменскому Духовному Правлению о строительстве церквей в последующие годы вопрос о ее реставрации больше не поднимался.

С момента постройки Вознесенской церкви в ней находились два иконостаса: на верхнем этаже (главный) — в честь Вознесения Господня и в нижнем — во имя Великомученика Георгия Победоносца. Позднее, к последнему были пристроены и освящены в 1874 году еще два придела, по плану и фасаду утвержденные епархиальным начальством от 21 октября 1865 года: с правой стороны – в честь Преображения Господня, по завещаниям купца И.В. Оконишникова, и с левой – в честь Рождества Пресвятой Богородицы, купца и одновременно церковного старосты этого прихода Е.А. Котовщикова. Примечательно, что иконостасы двух приделов были под заказ изготовлены и привезены из Москвы.

В 1856 году основные события Вознесенского прихода перемещаются на приходское (парфеновское) кладбище. Здесь братьями купцами Иваном и Федором Диаконовыми осуществляется беспрецедентное решение строительства большой каменной церкви с предполагаемыми названиями: во имя Животворящего Креста Господня, или Крестовоздвиженская, и во имя Трех Святителей. В 1857 году, после освидетельствования местности Тобольским Губернским Правлением, началось строительство храма, которое закончилось в августе 1862 года, получившее впоследствии название — Трехсвятительская. С момента ее открытия богослужения совершались преимущественно в “двунадесятые” праздники, а в летний период — иногда по воскресным дням. В 1930-м году церковь была закрыта, а через два года в ней был организован клуб по прокату кинофильмов, затем склад колхоза “Красный Октябрь” и пекарня райпотребсоюза. В апреле 1988 года по просьбе верующих храм был передан общине и начал восстанавливаться, и уже с июля 1990 года силами его настоятеля священника Сергия Кистина и служителей церкви в приходе совершаются богослужения.

В 1856 году Е.А. Котовщиковым было направлено в Тюменскую Духовную Консисторию письмо с чертежами для нового иконостаса в приделе Великомученика Георгия. Вскоре последовало разрешение, и в феврале 1864 года произошло его освящение.

В сентябре 1859 года ветхий Георгиевский иконостас, по просьбе верующих, передается в новый деревянный храм (Крестовоздвиженский) села Еременское Тавдинской волости.

В 1861 году церковным старостой и прихожанами осуществляется капитальный ремонт Вознесенского храма и ее прилегающей территории. Произведены штукатурка и побелка внутри и снаружи здания, колокольни и каменной ограды; замена крыши и водосточных труб, а также ряд других текущих работ.

В 1865 году был утвержден в Духовном Правлении проект расширения Вознесенской (Георгиевской) церкви, где предусматривалось сооружение к северной стене притвора колокольни небольшого двухэтажного помещения. Вместо него в 1874-м году появился северный придел в честь Рождества Пресвятой Богородицы, построенный одновременно с южным. Возможно, тогда же была сооружена и крытая паперть в виде четырехколонного портика.

В результате реконструкции Вознесенский храм к концу XIX в. принял еще более внушительный вид над всем левобережьем реки Туры. Расположенные на одной оси три купола представляли острую форму и многоярусное завершение в виде восьмигранного фонарика. Первый ярус колокольни соответствовал по высоте второму ярусу трапезной, второй – высоте кровли трапезной, а основной (третий) — был высоким и имел слегка сужающую кверху форму.

В 1863 году в приписной деревне Яр строится новая, на месте ветхой, деревянная (пятистенная) часовня во имя апостолов Петра и Павла, простоявшая до 1912 года. Строительство велось за счет местных жителей этого небольшого селения.5 Богослужения в ней совершались не так часто, преимущественно 29 июня в честь благовестителя князя Петра, в иночестве Давида, и княгини Февронии, в иночестве Евфросинии, Муромских чудотворцев; 28 июля – в честь Смоленской иконы Божией Матери, именуемой “Одигитрия” (Путеводительница) и 14 сентября – в честь Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, в остальных случаях по просьбе прихожан. С закрытием церквей города (1930 г.) и использованием их не по назначению, часовня в деревне Яр была определена под сельский клуб и более 70-ти лет это молитвенное здание служило для показа художественных фильмов и танцевальных развлечений.

В 1866 году церковным старостой и почетным гражданином Вознесенского прихода Е.А. Котовщиковым было передано церкви на вечные времена 40 банковских билетов Государственного второго внутреннего займа с пятью процентным выигрышем на каждый по 100 рублей в год. Общая сумма приобретенных билетов составила 4000 рублей. Эти деньги направлялись, прежде всего, на постройку левого придела – во имя Рождества Богородицы с ее церковной утварью, а остаточную сумму на строительство при церкви богадельни для бедных сирот города.

Со второй половины XIX в. почти при каждом церковном приходе открывались церковно-приходские школы. 1 октября 1890 года состоялось открытие при Вознесенском храме первой духовной школы в два отделения: для мальчиков и девочек. Это событие происходило в торжественной обстановке. Благодаря описанию его местным священником К.А. Беллюсовым, нам предоставляется возможность более подробно познакомиться с этим торжеством. Спустя 13 лет (в 1903 г.) в приходе существуют уже шесть начальных школ: двухклассное городское (женское), четырехклассная церковная приходская школа, смешанное училище (мужское и женское) от Министерства Народного Просвещения в д. Мыс и две школы в деревнях Яр и Парфенова.

Из документов архива и газетных публикаций известно, что к 1892 году Вознесенский храм являлся первым среди других церквей города по благолепию и дороговизне церковной утвари и недвижимого имущества. В оценочной ведомости Тюменской Городской Управы на 1897 год при церкви располагались: один двухэтажный дом на каменном фундаменте, кладовая, погреб, конюшня с сеновалом, рабочая изба, две бани и церковно-приходская школа, оценочная стоимость которых составила 2000 рублей. Естественно, не каждая церковь могла позволить себе такое, но этот приход с ее приписными деревнями являлся самым большим среди других в городе.

В 1894 и 1907 годах в Вознесенской (Георгиевской) церкви состоялись духовные торжества: первое — по случаю 50-летнего юбилея священнослужителя и духовника городского духовенства священника П.Т. Машанова и второе — чествование по поводу 25-летия священнической деятельности настоятеля священника М.И. Иноземцева.

В 1913 г. в приходской деревне Мыс, по инициативе местных жителей, была построена часовня в честь Пресвятой Богородицы “Всех Скорбящих Радость”. Дальнейшая ее судьба нам не известна, однако в 2000 году по инициативе В.П. Салмина, председателя молитвенного здания, и его братьев была построена и освящена 15 марта новая часовня, но уже под другим названием — во имя Рождества Богородицы.

С приходом в России пролетарской власти для Православной Церкви начался новый период, который ознаменовался нечеловеческой жестокостью по отношению к иерархам, священнослужителям и верующим. То, что происходило тогда, можно справедливо назвать войной против собственного народа. Жертвами тайных расстрелов стали десятки тысяч человек, единственная вина которых состояла в том, что они жили в собственной стране.

В 1920-м году, в гарнизонном клубе (бывший дом Просвещения), слушалось дело священника Вознесенской церкви А.Г. Страхова и группы верующих. Их обвиняли “в неподчинении распоряжениям советской власти по сдаче церковных метрик гражданским учреждениям и саботировании декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви”. Трибунал приговорил “ослушавшихся” к разным срокам заключения: от одного года до шести. Последний срок был применен в отношении настоятеля, как вдохновителя беспорядков. (Вероятно, в отношении А.Г.Страхова приговор не был приведен в исполнение, поскольку через два года он становится секретарем епархиальной комиссии «Живая церковь» при этом же храме. -В.К.)

Новая власть понимала — чтобы русский народ беспрекословно выполнял все требования ее системы, необходимо уничтожить Церковь и все, что могло бы о ней напоминать. В 1922 году начался “демонический поход” на Церковь во всей России, предусматривавший поголовное изъятие церковных ценностей: от священных предметов до богослужебных книг.

Сначала Вознесенский храм лишили дома с его постройками, пожертвованными когда-то прихожанами, затем в апреле началось изъятие церковного имущества, которое должно было завершиться именно до праздника Пасхи, чтобы показать, что грабители ни перед чем не остановятся для того, чтобы осуществить задуманное.

Итак, с 8-го апреля 1922 года экспроприационная комиссия приступила к фактическому изъятию ценностей из Вознесенской (Георгиевской) церкви. Из выписки Тюменской Губкомиссии свидетельствует, что за два дня было изъято: серебра 10 пудов 4 фунта 67 золотников, одна золотая розетка в 3 золотника, 47 алмазов (неценных камней) на 30 золотников 12 долей.*

С протестом против произвола большевиков выступали верующие практически всех церквей, впоследствии ставшие предметом нападок тюменских чекистов.

Первая четверть XX в. в российской истории ознаменовалась рядом глубочайших социальных потрясений. Не обошли они стороной и Русскую Православную Церковь. Этот кризис выразился, прежде всего, в движении обновленчества.

Вознесенская церковь становится местом развития этого движения. Настоятель (с 1921 года) В.А. Марсов до 1912 года являлся благочинным церквей города, в 1918-м он член Тюменского Епархиального Совета, с 1922 года — председатель комиссии “Живая церковь”, в 1923 году — Уполномоченный ВЦУ. Вторая личность не менее интересна. Служитель того же храма – А.Г. Страхов. С 1901 года — псаломщик, через четыре года – диакон, с 1907 – священник, а с 1922 года — секретарь Тюменской Епархиальной комиссии “Живая церковь”.

Новая власть ставила своей главной политической задачей, совместно с кампанией по изъятию ценностей, внесение раскола в ряды духовенства, взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто поддерживали ее.

В 1923 году, в сентябре, в отдел Тюменского губисполкома поступило заявление от члена 2-го Всероссийского Поместного Собора “Живая церковь” В. Марсова о перезахоронении останков митрополита Филофея Лещинского, находившихся в притворе Свято – Троицкого собора Тюменского монастыря для предания их земле, но уже в новом месте. Президиум постановил: “Разрешить церковному Совету Вознесенской церкви передачу останков митрополита Филофея ”. 17 сентября в 4 часа вечера началась раскопка могилы, а утром 18-го в шесть часов перенесение останков в Заречную Вознесенскую церковь.

К концу 20-х годов исполнительным комитетом г. Тюмени проводится кампания по закрытию всех религиозных объединений и передачи их молитвенных зданий Горкомхозу для использования на культурные нужды города.

Просматривая документы Президиума Тюменского Окрпрофбюро и других организаций, которые имели хоть какое-нибудь отношение к этой акции, невольно поражаешься, с какой скоростью и злобной ненавистью они это делали. В докладе т. Саломатова находим: 1) “…Городской Совет в вопросе выполнения наказа избирателей об изъятии церквей под культурные мероприятия допустил большую медлительность…”; 2) “…Провести в жизнь постановление общих собраний о снятии колоколов со всех церквей и передачи их на дело индустриализации страны” и т.д.

Тюменский Горсовет, как бы отчитываясь, предпринял конкретные шаги по закрытию всех молитвенных зданий города. В первую очередь был составлен акт обследования культовых помещений на предмет их дальнейшего использования, затем принимаются один за другим постановления, ускорившие расторжение договоров на аренду церквей, якобы за невыполнение их верующими основных положений. 28 декабря был расторгнут договор с Вознесенской церковью, которая передавалась под рабочий клуб “Кожевников и химиков”.

Хотя решение Президиума Городского Совета о расторжении и передаче молитвенного помещения под клуб было принято в декабре, его вмешательства во внутренние дела церкви происходили и раньше. Например, 23 июля 1928 года в Городской Совет поступает заявление с жалобой на приходской совет Вознесенской церкви от одного ярого атеиста. Суть его в том, что церковный причт не разрешил установить на куполе храма антенну для радиолюбителя.

В период с 1930 по 1946 годы с некоторым перерывом в церковном здании находился Дом культуры Зареченского района. Последующая судьба храма была в руках администрации овчинно-шубного завода и только 5 июля 1976 года Вознесенская (Георгиевская) церковь берется под государственную охрану, как памятник архитектурно-монументального искусства местного значения. В том же документе указано, что Вознесенская церковь вновь передается овчинно-шубному заводу, а последний, в свою очередь, использовал ее под склад.

Спустя 66-лет после закрытия и использования не по назначению, молитвенное здание 24 июня 1996 г. передается Тобольско–Тюменской епархии. В 1999 году образовывается церковный совет из 20 человек.

Сегодня в Вознесенском храме регулярно совершаются богослужения, продолжаются реставрационные работы, приход храма живет полноценной жизнью и развивается…

(В подготовке материала использованы статьи В.А. Курмачева и Н. Боталова, опубликованные в «Сибирской Православной газете»)